Трудности переезда: как подготовиться к работе за границей. Часть II

Трудности переезда: как подготовиться к работе за границей. Часть II

31.12.2019

571 0

Мы продолжаем блок статей, где преподаватели русского языка как иностранного делятся своим опытом временного переезда в США. Здесь вы узнаете о подготовке к работе в незнакомой среде, получите советы по составлению резюме и познакомитесь с самыми любопытными случаями в практике преподавания РКИ в штатах.

Сегодня Зоя Масленникова расскажет о своём опыте работы тьютором в США с 2017 по 2019 год.

Меня зовут Зоя, я выпускница Санкт-Петербургского государственного университета и преподаватель русского языка как иностранного. В мае 2019 года с тремя чемоданами я вернулась из США в Россию. Всё потому, что двумя годами ранее колледж Вильгельма и Марии (College of William and Mary, штат Вирджиния) заключил со мной контракт. И тогда, в августе 2017 года, оставив должность преподавателя-ассистента одного из петербургских вузов, я приступила к выполнению обязанностей тьютора (или international fellow) программы Russian and Post-Soviet Studies.

Это была не первая моя попытка подать заявку на работу за границей. Раньше обо всех вакансиях я узнавала от знакомых преподавателей университета, в котором училась. Каждый раз, откликаясь на предложение, я отправляла своё резюме на английском (весьма формальное: образование, опыт работы, личные качества), и работодатель назначал дату онлайн-интервью. Думаю, что именно интервью играет ключевую роль при устройстве на работу в Европе и США. Каждое онлайн-собеседование в моей жизни было уникальным и провальным одновременно. «Американское» не стало исключением. Сразу оговорюсь, что в очередном провале я была уверена, поэтому не относилась к собеседованию серьёзно. «Ну, позадают вопросы про буллинг и семейное насилие, скажут О решении сообщим позже, и на этом всё закончится» – думала я. На интервью опоздала, была не собрана, слишком долго размышляла над ответами на простые вопросы… Однако работодатели восприняли моё поведение как очень органичное и естественное и записали это в плюс, когда утверждали мою кандидатуру. Потом – документы, сборы, одиннадцатичасовой перелёт с двумя пересадками…

 

 

Итак, я стала тьютором в американском колледже. Раньше я никогда не была за океаном, и уж тем более никогда не работала на чужой территории. Многие молодые люди стремятся уехать из России (к сожалению, есть такая тенденция), но у меня была другая цель – посмотреть на свою профессию с диаметрально противоположной стороны. А в результате получилось не только специальность переосмыслить, но и Россию заново для себя открыть. Всё познается в сравнении!

Летела я практически в неизвестность – как правило, Америку представляют по книгам, фильмам и сериалам. Но медийный образ штатов – вершина айсберга. США – это не только пальмы Лос-Анджелеса и тенистые аллеи Центрального парка в Нью-Йорке. Это огромная страна: богатая и бедная, гостеприимная и иногда немного фальшивая. Там, как и везде, живут невыносимые патриоты и потрясающе отзывчивые и простые люди с повседневными радостями и проблемами. Самая большая трудность, с которой я столкнулась, – это языковой барьер, а точнее – языковой вакуум. Никогда бы не подумала, что невероятным стрессом может быть тот факт, что вокруг говорят на чужом языке. Нужно прилагать колоссальные усилия, чтобы вникать в происходящее вокруг. Первое время казалось, что я слышу звук работы своих заржавевших мозгов!

Но от вакуума спасало общение с моими студентами и замечательными коллегами по программе Russian and Post-Soviet Studies в колледже Вильгельма и Марии. Программа небольшая – 4 ведущих преподавателя и всего 80-90 студентов уровней beginners, intermediate, advanced. Двухгодичное изучение иностранного языка является обязательным для студентов любой специальности. Американским ученикам проще выбрать испанский язык, так как это их основной иностранный язык в школе. Но авантюристы и экстремалы во время выбора курсов ставили галочку напротив русского языка, и в тот момент начиналось их удивительное приключение. Один из моих студентов первого года обучения после двухчасовой войны с окончаниями прилагательных признался: «Я выбрал русский язык по приколу, а теперь трачу на него 80 % своего времени… и мне это нравится».

 

 

Американские студенты, как по мне, намного более ответственные по отношению к учебе. Во-первых, получение высшего образования – это дорогое удовольствие. Во-вторых, неоконченный курс программы грозит потерей кредитов. Поэтому у нас не было лишних людей – мотивации студентам было не занимать. И заметьте, в колледже – никаких лингвистов. Все они – будущие юристы, дипломаты, историки, физики, программисты и т.д.

Каждый студент русской программы ежедневно посещает одно занятие по русскому языку – 50 минут в день в аудитории плюс домашнее задание, которое есть всегда и влияет на итоговую оценку не меньше, чем посещение занятий. 12 пропусков уроков даже по уважительной причине – автоматический «завал» курса. И спустя два семестра такой каторги студенты, бывшие «нулевички», свободно говорили на неплохом B1. Стоит ли сравнивать с нашими 30 аудиторными часами в неделю на подготовительном факультете… В аудитории у студентов каждого года обучения был свой преподаватель. Моя функция как тьютора заключалась в организации жизни общежития под названием «Русский Дом». Ежегодно 22 студента русской программы имеют возможность пожить в общежитии в атмосфере русской семьи: вместе готовить еду на кухне, пить чай, обсуждать текущие новости и проблемы – и всё это они делают на русском языке (по крайней мере, стараются). Тьютор живёт в Русском Доме в отдельной комнате и всячески способствует поддержанию семейной атмосферы.

Основная моя функция по контракту – еженедельно проводить 2-3 занятия в Русском Доме для разных уровней в формате разговорного клуба. Эти занятия в программе называются «Русский чай» (и это не просто название – мы действительно говорили по-русски за чашкой крепкого чёрного чая). Помимо этого, несколько часов в неделю были посвящены индивидуальным занятиям, которые инициировали студенты или их ведущие преподаватели.

 

 

Возможно, работа на позиции тьютора не настолько престижная и высокооплачиваемая, как работа преподавателя. У меня было всего 20 часов в неделю по контракту, но совместное проживание со студентами дало мне намного больше, чем золотые горы. Это возможность быть с ребятами 24/7: видеть трудности, с которыми они сталкиваются при изучении русского языка, говорить об их планах и впечатлениях, понимать, какие темы действительно интересны современной американской молодёжи.

Самым ярким впечатлением для меня стала организация ежегодной Олимпиады по русскому языку. Это серьёзное мероприятие с бюджетом и командой организаторов, которая состояла из студентов выпускного курса. Ребята с любым уровнем русского могли принять участие в Олимпиаде, показать знания языка и культуры России – и делали это они с удовольствием!

 

 

Опираясь на полученный опыт, хочу сказать: если вы – молодой специалист, работа в чужой стране максимально мобилизует ваши навыки и способности. А у преподавателей со стажем, семьёй и кандидатской степенью есть отличный шанс открыть второе дыхание в профессиональной и научной деятельности. Ведь на пару лет можно с семьёй переехать в другую страну и там вести курс по русскому языку, а также продвигать тему своих научных изысканий.

Что я советую преподавателям, которые раздумывают о карьере за рубежом?

  •  Ни в коем случае не сомневайтесь в своих силах и соглашайтесь на любую авантюру. Оно того стоит!
  •  Не бойтесь откликаться на вакансии, даже если считаете, что у вас нет никаких шансов. Зимой начинается горячая пора, когда университеты и колледжи в США задумываются о комплектации штата сотрудников на следующий учебный год. Кто знает, может быть работодателям нужны именно вы с вашим, возможно, неидеальным английским и чересчур прогрессивными научными интересами.
  •  Если боитесь постоянной работы, есть отличная возможность поучаствовать в летних языковых школах при разных университетах. Вряд ли вы заработаете на Роллс-Ройс, но сможете попробовать свои силы за океаном.
0 комментариев По дате По популярности